?

Log in

No account? Create an account

1. Сентиментальное вступление

13-01-08 | 18:33

Я родился и живу в Царском Селе. На мой взгляд, это место было центром отечественной истории с петровского времени до 1917 года. Оно, как спортсмэн, побеждало любой другой город империи "по очкам" - плотность совершённых в нём актов творчества и политических дел была наибольшей. Соперники случались ярче и значительнее, но общий счёт выходил в пользу Царского Села. Один Александр Сергеевич чего стоил. И Екатерина II. И Александр I. И Николай I. И Александр II. И Карамзин. И Распутин. И Николай II. И прочие.

Теперь это Пушкин, спальный пригород Санкт-Петербурга, в котором Государственный музей-заповедник "Царское Село" менеджирует исторические брэнды. Это нормально. А время Царского Села окончилось со временем Российской империи в феврале 17-го. Наступило другое. В этом "другом" я родился, стал кем я есть, и, пройдя своё до половины, вдруг обнаружил - узрел - вокруг себя следы страны, умершей без агонии, прекратившейся неожиданно для самой себя, посреди Великой войны, в течении повседневных дел. Занесши ногу для следующего шага.

Я увидел визу Николая II на плане большой стройки, поставленную 30 декабря 1916 года. Я поднял голову в испоганенных руинах царского вокзала и увидел лубочную роспись о луне и солнце. На спутниковых фотографиях Google Earth в шрамах на земле я разглядел путь железной дороги, ведущий - как это возможно? - через Египетские ворота. В "Романовских альбомах" Йельского университета я нашёл снимок, сделанный императором вблизи Александровского парка, и понял, что у знакомой с детства странной кирпичной конструкции есть объяснение, просто нужно заинтересоваться и найти его. Я также понял, что почти никого на свете это не волнует.

Таково моё сентиментальное вступление. Я пишу его, выпив кьянти. В последующих трезвых записках я буду рассказывать о незавершённых делах Российской империи в Царском Селе. Это будут открытия дилетанта, сделанные из любви к малой родине. Точнее, к её невозвратным достоинству и красоте.

Ссылка | оставить комментарий {21} |

2. Shrine

18-01-08 | 17:50

Это сооружение останавливает взгляд. Если, конечно, обратить на него внимание. Люди, идущие от Федоровского городка к Александровскому парку или по Фермской дороге вдоль парковой решётки, могут с правой стороны, в сотне метров от Фёдоровского обора увидеть конструкцию из тёмно-красного кирпича - странную, нефункциональную, очень религиозного вида. На вопрос "что это?" одни говорят: "В память Григория Распутина" или "Часовня". Другие уверены, что с Распутиным сооружение не связано, это просто "что-то церковное". Годы свободного туризма добавили ещё один оттенок незнания: путешественники видят сходство с католическими алтарями, которых множество в сельской Европе, и даже указывают место, где могло быть укреплено распятие или фигурка Девы Марии.

Я знал эту маленькую постройку с детства, что естественно - всех пушкинских детей выгуливают в Александровском и Екатерининском парках. Версия моих родителей была распутинской. По ней поклонницы ставили здесь свечки застреленному старцу, и, вроде бы, где-то рядом он и был похоронен. Выслушивая маму, я с симпатией смотрел на кирпичное сооружение. Думаю, мне нравилось его гармоничное сочетание с контекстом, в котором я рос: Фёдоровский собор лежал в руинах и в обиходе назывался "залупой" за характерный контур останков главного купола, моя мама была партийной, но вместе с отцом по вечерам слушала "Голос Америки" и говорила мне: "Всё это правда, запомни, но не болтай". В окружении советской действительности передо мной стояла чудом сохранённая антисоветская тайна.

Так эта конструкция выглядит сейчас. Его высота чуть меньше трёх метров, ширина в основании - около метра двадцати. В проёме сохранилась металлическая перекладина с отверстием посередине.


Фото 1. Конструкция. Вид со стороны Александровского дворца

Это фронтальный вид. В трёхстах метрах за спиной находится Александровский дворец, за кирпичной постройкой - небольшой безымянный пруд и Фёдоровский собор (недавно восстановленный, он виден на заднем плане справа).

Ссылка | оставить комментарий {38} |

4. Беличий домик

22-01-08 | 13:34

На той же 42-й странице романовского альбома есть снимок, сделанный - я не сомневаюсь - в один день со снимком фонаря Максимова. На нём видно что-то, похожее на сказочную избушку на курьих ножках, но с крестом на крыше. Избушку, надетую на высокий пень. Судя по всему, это роскошный беличий домик.


Фото 1. Романовский альбом 2, стр. 42, ф. 3. Беличий домик у Фёдоровского собора

Домик небольшой, высотой от земли до конька примерно два с половиной метра. Так, по крайней мере, кажется, если принимать в расчёт величину тени фотографа, видимую на переднем плане слева, а также размер декоративного куста. На коньке крыши - луковка, изображающая православный купол, на ней крест. Крыша покрыта, вероятно, щепкой. Перед домиком проглядывает сквозь снег валун.

Ссылка | оставить комментарий {8} |

5. Прошлый облик, настоящий вид

24-01-08 | 20:41

Выпал снег. Его совсем мало, всюду проглядывает трава, но шансы погулять среди сугробов в эту гнусную зиму ещё меньше - снова сказали, что будет дождь и плюс два. Поэтому, пока не поздно, я поставил на фотоаппарат широкоугольный объектив и поехал к фонарю Максимова, чтобы сделать его снимки с тех же точек, с которых фотографировал снежной зимой 1912-13 года русский царь. А потом, как по кальке, совместить прошлое с настоящим.

Фронтальный снимок фонаря - оригинал - это почти квадрат. Николай II снимал широкоугольным объективом с фокусным расстоянием, может быть, 21 или 24 мм. Съёмка велась с уровня груди - так, по крайней мере, следует из соотношения высот фонаря и купола Фёдоровского собора.


Фото 1. Фонарь Максимова зимой 1912-13 года. Снимок из романовского альбома

24 мм объектив на моём фотоаппарате работает как 32 мм. Строго говоря, это не широкоугольник, а нечто среднее между ним и нормальным (50 мм) объективом. Следовательно, добиться точного совмещения всех существовавших тогда и сохранившихся сейчас предметов на снимках не удастся - удалённые от центральной области предметы не совпадут, они как бы "разбегутся" на разные расстояния. Это несовпадение пропорционально разнице в реальных фокусных расстояниях двух объективов. В таком случае сделать хорошее наложение можно только для тех предметов, которые при съёмке обеих фотографий находились вблизи центральной оси объектива.

Ссылка | оставить комментарий {2} |

6. Иконы вместо белок

01-02-08 | 09:51

Шаги дилетанта легки, ведь он свободен от научного метода, а ошибки часты, естественны и смехотворны. При этом их можно считать способом хаотического изучения вопроса с одновременной публикацией хода мысли. Сюжет про беличий домик - такая ошибка. Здесь я её исправляю.

По инерции продолжая разыскивать материал, связанный с беличьим домиком, в рубрике "Закладка, строительство и ремонт зданий" петербургского архива кинофотодокументов я натолкнулся на снимок крестного хода по случаю начала строительства домов причётчиков в Фёдоровском городке летом 1914. Офицеры и солдаты несут хоругви, а на заднем плане - знакомые очертания "беличьего домика" и трёх лиственниц. Я обрадовался, поскольку нашёл "альтернативное" изображение, которого у меня не было при сочинении той заметки. Кроме того, оно не противоречило моей романтической истории про императора-столяра и любовь к животным в неорусской эстетике Фёдоровского ансамбля.


Фото 1. Крестный ход направляется к месту закладки домов церковного причта

Тут я пошёл копать дальше (зря, оставался бы спокойно в неведении) и на сайте "История города Пушкина" удивительного человека Николая Жиглаева обнаружил скан старой открытки с фронтальным видом того, что для меня было беличьим домиком... Но, во-первых, накакого рисунка белки там не было! На том месте находилось окошко с решёткой в виде солнца, вероятно, застеклённое. Внутри виднелось что-то светлое, вытянутое. Над окошком можно было рассмотреть рисунок или барельеф - герб Российской империи. И, во-вторых, подпись под открыткой гласила: "Памятник в память закладки церкви Сводного пехотного полка".

Ссылка | оставить комментарий {4} |

7. Ледяные походы

11-02-08 | 22:11

В конце января, блуждая по IKEA, среди цветов и глиняных горшков я увидел уличный фонарь, который по форме и габаритам показался мне близнецом фонаря Максимова. Конечно, этот был убог: стёкла с сиротскими снежинками, некрашен, в серебрянной жести пробиты звёзды-дырочки... Бедный шведский родственник за 500 рублей. Но форма и габариты! Он! Я, конечно, купил его, прибавил толстую свечу, и, приехав домой, начал готовиться ко второй ночной экспедиции в Александровский парк.


Фото 1. Фонарь из IKEA

Тут надо отступить примерно на неделю. Незадолго до поездки в "Мегу" я подбил друзей на экспедицию к фонарю Максимова - стихийный и бестолковый порыв русской души глубокой ночью. Тогда, досидев за праздничным столом до двух часов, мы (я, жена, а также Пиф и Берклий - мои сочувствующие друзья) стремительно собрались и вышли под январский дождь. Нам очень сильно захотелось проверить гипотезу о путеводной звезде, для чего нужно было посмотреть с центра большой клумбы Александровского дворца на свечу, зажжённую на фонаре Максимова, и убедиться, что её огонёк виден, то есть, указывает дорогу к храму. Мы были плохо экипированы, почти как корниловцы в первом Ледовом походе. Правда, причина у нас была иная - нас не преследовали красные, просто между идеей экспедиции и её началом прошло не более десяти минут. У нас имелись рождественская свечка, зажигалка, оптический прицел от космического бластера, который мы одолжили у Саши, сына Пифа. Кроме того, у нас было всего два мобильных телефона на четверых (мы предполагали говорить по ним при проведении опыта - ведь от клумбы до фонаря больше трёхсот метров.) Мне дали рюкзак, в нём я нёс вино. На боку у меня висела "лейка", которую, как известно, со вспышкой использовать западло. При этом штатив остался дома.

Ссылка | оставить комментарий {4} |

8. Императорские мосты (I)

17-03-08 | 16:43

Месяц я молчал. Работал в своём институте. Ходил и ездил по городу и окрестностям, заказывал книжки в Канаде и на Озоне, фотографировал, сканировал, чертил в Google Earth. Я следовал кодексу дилетанта - стремился сделать открытие, не посвящая предмету всю жизнь без остатка. Что ж, открытие получилось, хотя и закономерно маленькое.

В детстве мы с приятелями, выбирая, куда бы пойти гулять, говорили: "Может, на опоры?" Мы подразумевали две руины, погружённые в разлившуюся до широкой реки торфяную воду Кузьминского ручья. Весенне-летние разливы Кузьминки начались с поздних 60-х, когда среди полей сельхозинститута, за исчезнувшей в советское время деревней Большое Кузьмино построили плотину, перегородившую ручей. Местность там холмистая, и плотина вышла огромной, как Днепрогэс, только без электричества - бетонная запруда коммунистических бобров. Опоры же, на которых мы играли, временами тонули почти до верха и оказывались отрезанными от берегов - просто стояли, жёлтые, посреди коричневой воды. Когда какой-то аграрный демиург спускал воду, руины оказывались связанными с сушей и демонстрировали свой удивительный рост - измерение глубины посреди ручья и мысленная дорисовка разрушенных торцев давали 8 метров! Не скажу, что по нашим загривкам бежала дрожь от их величия или красоты - нет, такого не было; опоры воспринимались нами как место для бесконтрольных развлечений in the wilderness. Но каждый из нас, кажется, чувствовал их симпатичную бесполезность... Где-то выше я замечал, что строения последних лет Российской империи вообще выглядят чуждыми в наступившем потом пейзаже.

Естественно, мы, дети, знали свой "царскосельский минимум". Нам было известно, что эти опоры - от моста бывшей царской железной дороги. Во время войны через них проходила линия обороны немцев. "И итальянцев!" - заключали мы, раскопав поблизости странной формы гильзы - не советские и не немецкие. (Это потом я узнал, что в Пушкине стояла Голубая дивизия Фаланги, то есть, следовало бы восклицать: "И испанцев!") Кроме того, мы знали, что по северному краю города разбросаны ещё три пары полуразваленных опор. И ещё знали про какой-то бывший вокзал. Вот, собственно, и всё.

Через десятилетия такого знания мне показалось недостаточно, что до причин, то о них я писал раньше. Мне вдруг - вдруг! - стало захватывающе интересно, что это за железная дорога. Куда она вела? Как выглядели её мосты? Почему некоторые из них стоят над водой, а другие - над сушей? Почему они не выстраиваются в прямую или более-менее прямую линию? Где насыпь? Действительно ли мостов только четыре? Как несчастная маленькая развалина у помойки общаги Аграрного универститета могла быть царским вокзалом? И вообще, какому именно царю она понадобилась? Осталось ли что-то ещё? Будет ли что-то восстановлено?

Теперь по порядку. (Для удобства чтения статьи сейчас есть смысл открыть эту схему и держать её под рукой - ориентация на местности по тексту может оказаться не слишком простой.) Железная дорога, которой принадлежат упомянутые четыре моста (точнее, четыре пары руин мостовых опор) - это так называемые второй и третий пути особой императорской ветки. Эти пути, или участки, были выстроены при Николае II в развитие первого пути - небольшой дистанции, уложенной в 1895-96 годах от стрелки возле Александровки к отдельному царскому вокзалу, который находился между Большим Кузьмино и Александровским парком. Длина первого пути составляла примерно 2,6 версты или 2,8 км. Плавно изгибающиеся рельсы отходили к востоку от Варшавской железной дороги и пересекали Кузьминский ручей там, где он не имел высоких берегов. Именно здесь был построен первый мост императорской ветки. Императорские поезда (о них нужна отдельная история!) доставляли по ней Николая и его семью в Гатчину к Марии Александровне и в Спалу - польское охотничье поместье. По ней же приезжали в Царское Село европейские монархи. Пройдя мимо станции Александровская, пересекши Кузьминский ручей и Кузьминское шоссе, поезда останавливались у персонального императорского вокзала - станции Царский павильон. Оттуда до Александровского дворца по прямой было чуть больше версты. Дорога проходила по прелестной местности - едущие в ландо или автомобиле видели справа красивые здания дворцовой Фермы, а слева - перспективу лугов Невской равнины.


Фото 1. Первый путь: станция Александровская - Императорский павильон (построен в 1895-96)

В петербургском архиве кинофотодокументов я обнаружил снимок, датированный июнем 1895 года и посвящённый "паровой бабе системы инженера Арциша". В архивной бирке было указано также, что фотография сделана в Царском Селе на "строительстве железнодорожной ветви на участке Петербург-Царское Село". Вот этот снимок:

Ссылка | оставить комментарий {17} |

9. Императорские мосты (II)

30-03-08 | 19:36

7 января 1900 года Николай II подписал указ о создании при министре путей сообщения комиссии для организации строительства третьего пути. Для этого казна наняла частную компанию - Общество Московско-Виндаво-Рыбинской железной дороги. Дорога проектировалась и строилась два года. 21 декабря 1901 представленный к сдаче третий путь получил имя "Императорский". Видимо, не всё было сделано хорошо, потому только после целого года исправлений и доделок, 6 декабря 1902 года Императорский путь сдали в эксплуатацию. Николаю вместе с дорогой вручили великолепный альбом фотографий "Сооруженiе Императорскаго пути между С. Петербургомъ и Царскимъ Селомъ. 1900/1901". Общество Московско-Виндаво-Рыбинской дороги выручило на казённом заказе 4 164 621 руб. 03 коп. Колоссальные деньги! (В это же время Россия заплатила за постройку эскадренного броненосца "Цесаревич" 11,4 миллиона.)

Что получил император за эту сумму? Условно, приобретения можно разделить на три части. Во-первых, в Санкт-Петербурге был возведён персональный царский павильон в стиле модерн - в системе путей Витебского вокзала, но обособленно помещённый ближе к Обводному каналу рядом с Введенским каналом (теперь зарытом). Его построил в 1900-1901 годах Станислав Бржозовский. Вот этот петербургский царский вокзал:


Фото 28. Императорский павильон у Витебского вокзала в Санкт-Петербурге (1901)



Фото 29. Императорский павильон сегодня. Вид из бывшего Введенского канала



Фото 30. Вестибюль Императорского павильона в Санкт-Петербурге, выполненный в стиле модерн (1901)

Нет ничего красивее русского модерна! На него пошла заметная доля четырёх миллионов николаевских рублей.

Во-вторых, был построен одноколейный путь длиной 21,09 версты, уложенный по прочной насыпи на всей своей протяжённости. Он был способен выдерживать движение тяжёлых (до 15 вагонов) императорских поездов на больших скоростях - на это не были способны другие железные дороги России. Путь стоил главных денег.

Ссылка | оставить комментарий {22} |

10. Императорские мосты (Post Scriptum)

29-04-08 | 21:54

Я не выполнил своё обещание кончить с мостами - понадобился постскриптум. Не прошло и двух месяцев с дилетантского открытия, как началось разрушение. Строительство автомобильной дороги Санкт-Петербург - Царское Село за Буферным парком достигло шестого моста, самого маленького, самого неизвестного и совершенно беззащитного.

Сегодня был жаркий солнечный день. Я взял велосипед и отправился на северную окраину города. Мне было интересно посмотреть, как выглядит вблизи колоссальная гора из ярко-жёлтого песка, насыпанная строителями для заполнения жёлоба дороги, на фоне чёрного - только что спалённого - травяного поля. Естественно, что по пути я решил взглянуть и на мост номер 6 императорской железной дороги. Радости увиденное не вызвало.

Весь просёлок, рядом с которым находятся руины моста, оказался завален грунтом - буквально. Вместо укатанного пути теперь лежит полутораметровая грубая, кое-как сформированная бульдозером насыпь. Из угла более-менее сохранившейся опоры (южной) выворочены и размолоты гусеницами камни, сама она полузасыпана землёй...


Фото 66. Мост 6: под гусеницами бульдозера...

Ссылка | оставить комментарий {3} |

11. Благородное отхожее место

22-06-08 | 20:38

Вот что написал мне прочитавший заметки об императорских мостах Константин Garet Павлов:

"С 1978 по 1981 год я жил со своими родителями в том доме, который обозначен буковкой "О" на схеме Императорского вокзала... Да, да - "отхожее место", куда, вероятно, отходил сам Его Величество. Дом имел две одинаковые комнаты, без подвала. Под досками летом была вода, а зимой - лед. Ныне это автомастерская. На моей памяти вокзал был таким, каким мы его сейчас видим. Только в 1983 году вокруг него появились строительные леса, которые к 1989 году сгнили и рухнули... Родители еще помнят свалку рельс около вокзала. Вероятно, появилась она после постройки студенческого городка."


Фото 1. Сохранившееся до сих пор вспомогательное здание станции Царский Павильон

Удивительно было узнать, что "Зданiе электр. станции, отопленiе, пожарн. сарай, наружное отх. мъсто" использовалось как жильё аж до года победы коммунизма (по Н.С. Хрущёву). То, что в самом Императорском павильоне размещались то ли студенты ЛСХИ, то ли работники путевого ремонтно-механического завод, занявшего здания царских депо, мне было известно: до сих пор боковые арочные проёмы главного входа вокзала заложены кирпичём. Но то, что сквозь жестяную обшивку этнического автосервиса проступает благородный Royal Outhouse, кажется мне подлинным открытием дилетанта. Спасибо, Константин.

Кроме этого, Константин сообщил, что между платформой Шушары и Купчино, на бывшей трассе Третьего пути имеется придавленная советским мусором ещё одна пара специфических мостовых опор. Я обязательно поеду туда и сфотографирую их - пусть они находятся и за пределами того царскосельского радиуса, которым я себя ограничил. Они пополнят "бонусную галерею" снимков - ту, где хранятся интересные сооружения путербургского участка Императорского пути. Так быть не должно, чтобы они сгинули без следа.

Ссылка | оставить комментарий {13} |

12. À la recherche du temps perdu

29-06-08 | 01:29





Ищу любые (семейные, официальные, посвящённые чему-то другому, но случайно запечатлевшие и пр.) визуальные свидетельства Императорской железной дороги. Вдруг у кого-то в старых снимках, на заднем плане, за спиной юной прабабушки?.. Вдруг открытка?.. Или вовсе альбом фотографических видов "Сооруженiе Императорскаго пути между С. Петербургомъ и Царскимъ Селомъ 1900/1901" - он был издан малым тиражом, а первый экземпляр вручён Николаю II правлением Московско-Виндаво-Рыбинской железной дороги по случаю окончания строительства...

Пожалуйста, напишите, если что-нибудь найдётся!

Ссылка | оставить комментарий {7} |

13. Псы

01-07-08 | 17:25

За Александровским дворцом есть небольшой пруд, который называется Детский. На нём - маленький остров с таким же именем. В самом узком месте от материка остров отделяют 5-6 метров неглубокой воды. Здесть стоят гранитные ступени и столбы миниатюрной паромной переправы. Сразу за переправой - каменный домик. Правее, на мысу, который называется Мыс Доброго Саши - гранитный док для лодки, радом с ним на берегу громоздятся валуны. Остров зарос деревьями и кустами, зимой они густы, летом же делаются дремучими. Мало что можно рассмотреть с “большой земли”. От интересующейся - интеллигентной - публики остров надёжно изолирован десять месяцев в году. Да и зимой, в общем, тропы туда не вытаптывают. Разве что лыжни...


Фото 1. Детский остров: вид с северного берега на Мыс Доброго Саши



Фото 2. Детский остров: бывшая паромная переправа

В Детском пруду летом купаются, хотя по правилам ГМЗ “Царское Село” это запрещено. Рядом с гранитной платформой царской купальни (возле плотины) подростки вешают на дубы веревки-тарзанки и прыгают в воду. Взрослые компании просто загорают в прибрежной траве. Некоторые купальщики выкарабкиваются на Детский остров и обнаруживают там невидимые с берега артефакты.

Ссылка | оставить комментарий {21} |

14. Романовские альбомы

08-07-08 | 01:31

Натыкаясь тут и там на снимки из собранных Анной Вырубовой шести фотографических альбомов (известных также под именем “романовские”), я подумал, что будет правильно немного порекламировать их, сказать несколько своих слов об их происхождении, процитировать гуру, ну, и вообще, вспомнить...

В этих альбомах содержится около трёх тысяч (!) фотографий повседневной жизни семьи Николая II. Анна Вырубова вывезла их в 1920 году в Финляндию. В 1937 некий Роберт Д. Брюстер (Robert D. Brewster), бывший в то время студентом Йельского университета, посетил её с целью узнать больше о семье последнего императора. Журнал выпускников Йеля (Yale Alumni Magazine) в летнем номере 2003 года объясняет интерес Брюстера к предмету сильным впечатлением, полученным им от фильма Лайонела Бэрримора (Lionel Barrymore) “Распутин и императрица” (Rasputin and the Empress). Этот интерес, очевидное финансовое благополучие, а также то, что Вырубова в Финляндии жила очень стеснённо - у неё не было дохода, ей отказывали в гражданстве - сложившись, привели к покупке молодым пошляком всех шести фотоальбомов, а также 35 писем Вырубовой, написанных ею из тюрем Временного и большевистского правительств. В 1951 году Брюстер передал альбомы и письма Йелю (наверняка, фандрейзеры из альмы матер достали, да и налог надо было сделать поменьше, тут и оказалась к месту донация в неденежной форме). Я, очевидно, злобствую, но, думаю, мои чувства понятны.

Кстати, в том же Журнале йельских выпускников замечено, что эти альбомы, став достоянием публики (не российской, однако), внесли вклад в формирование мнения о Николае II как о человеке, который был сосредоточен исключительно на семье и пренебрегал обязанностями монарха. Добавлю, что личные дневники Николая также поработали на эту точку массового зрения... (Типа, “тут Цусима, а он вокруг дворца ворон стреляет!”)

Итак, альбомы попали в Йельскую “Библиотеку редких книг и манускриптов” имени Уолтера Бейнеке Младшего в 1951 году, были каталогизированы и до 1966 года оставались там, практически никому не известные. Так бы и продолжалось это забвение до выхода библиотечного архива в интернет в 90-х, но случилось, что уважаемый профессиональными историками пулитцеровский лауреат Роберт К. Масси (Robert K. Massie) заканчивал осенью 66 года популярную книгу о Романовых (“Николай и Александра” - она сегодня издана и в России). Эта работа и привела его в Йель.

У меня есть книга, купленная б/у в Канаде. Она называется “Романовский семейный альбом” (The Romanov Family Album) и её составляют фотографии йельского архива. Издана она в 1982 году, о ней и об авторе подписей к снимкам Мэрилин Пфейфер Суизи (Marilyn Pfeifer Swezey) я упоминал в заметке “Псы”.


Фото 1. Фронт суперобложки альбома

Так вот, Роберт Масси написал к этой книге предисловие, объясняющее, каким образом он обнаружил шесть романовских альбомов и какую ценность они представляют. Фрагмент этого предисловия я хочу здесь процитировать (перевод мой):

Ссылка | оставить комментарий {59} |

15. Оцифрованная святыня

16-08-08 | 17:01

Я начинал эти "Открытия дилетанта" полгода назад с заметки про фонарь Максимова (см. выше "Shrine", "Прошлый облик, настоящий вид", "Ледовые походы"). Некоторое время спустя - очевидно, из-за углублённого знакомства с объектом - у меня появилось желание сделать что-то "материальное" для него, например, отреставрировать, выступив как организатор и соучастник финансирования. Однако, понажимав на административные кнопки и поразмыслив, я отказался от этой идеи, так как выяснилось, что сегодня фонарь Максимова никому конкретному не принадлежит, место, где он стоит, никем не охраняется, а публика, способная в непосредственной близости от храма устраивать автомобильные пикники и жрать-пить-гадить под себя, ни за что не позволит сберечь сделанное. То есть, оплачивать фонарь Максимова нужно как процесс, от определения ему хозяина до содержания нарядов конной полиции с нагайками. И в этом процессе собственно реставрация, во всех смыслах, только капля в море.

Поэтому, в ожидании смягчения российских нравов, я обратился к своему другу, компьютерному художнику Косте Гурьянову из студии Real Image с предложением сотворить трёхмерную модель фонаря, сделав его виртуальную реставрацию. Костя согласился, и хмурым апрельским днём мы с ним лазали по фонарю с линейками и блокнотами, делали фотографии в разных ракурсах, обсуждали конструкцию светильника и цвета краски, покрывавшей кирпич и кровельное железо. На этом моё участие практически закончилось (в самом конце дела я подобрал к получившемуся ролику музыку и написал титры), а весь колоссальная работа по трёхмерной прорисовке каждого (!) кирпичика была сделана Костей. Именно так - компьютерная модель совершенно точна в передаче фактуры КАЖДОЙ сохранившейся детали, а также предельно близка к тому, что в жизни не сохранилось, но просматривается на фотографиях из альбомов Анны Вырубовой.

Сегодня утром мы сидели перед огромным экраном костиного компьютера и смотрели на фонарь Максимова в его первозданном виде. В идеальном качестве оригинального avi-файла творение церковного зодчего показалось мне целомудренным и совершенно оторванным от мира. Впрочем, что удивляться, ведь такого больше не производят...

Костя сделал мне сжатый видеофайл, который я из дома выгрузил на YouTube. Там тоже добавилось компрессии. Жаль, но поделать ничего нельзя. Вот результирующий ролик:



Кроме того, Костя прислал мне несколько скриншотов с хорошим разрешением, которые позволяют внимательно всмотреться в изначальный облик фонаря Максимова.


Фото 1. Фонарь Максимова, вид в 2/3



Фото 2. Сторона, обращённая к Фёдоровскому собору

Кстати, вот интересная деталь: выемка, в которую, вероятно, можно было ставить свечу или образок, на стороне Фёдоровского собора имеет форму почти полного круга, лишь с небольшой плоскостью в самом низу, а с противоположной стороны она - точный полукруг (см. фото 3). Это различие обнаружил Костя, работая над трёхмерной моделью. Почему сделано так, сказать не могу. Неужто дефект постройки? Наверное, может найтись объяснение получше.


Фото 3. Выемка для свечи (?) на стороне Александровского дворца

А вот и сам фонарь - на фото 4. Его мы воспроизводили, не только мысленно "дорисовывая" то, что видно на фотографии из Романовского альбома, но и с учётом облика фонарей над входами в Фёдоровский собор. Те восьмигранные светильники сегодня утрачены, но их можно видеть на старых снимках и открытках. Мы предположили общность стиля, и вот что вышло:


Фото 4. Фонарь

Анонс в стиле арт-нуво для этого поста (я делаю такие объявления для других сайтов, например, "В Контакте"), а также остальные скриншоты лежат в галерее Shrine Restored.

Спасибо Константину Гурьянову! Make movie, not war!

Ссылка | оставить комментарий {12} |

16. Седьмой императорский мост

25-09-08 | 20:56

Жизнь возвращает меня к Императорскому железнодорожному пути. Казалось бы, всё, довольно, сколько можно про это? Но в июле неназвавшийся комментатор моих заметок про мосты сообщил - за что я чрезвычайно ему благодарен, - что альбом с фотографическими видами сооружения Императорского пути можно найти в библиотеке Института железнодорожного транспорта в Петербурге (это учебное заведение теперь зовётся ПГУПС). Естественно, я тотчас собрался туда.

Но было поздно, я "поцеловал дверь" - научно-техническая библиотека института закрылась на лето. В самом начале сентября я нашёл в ПГУПСе знакомого профессора, которая, побывав в архиве, обрадовала меня и огорчила одновременно. Радость заключалась в том, что альбом действительно имелся, его уже извлекли с полки, и он дожидался моего визита. Огорчение же состояло в том, что библиотечное начальство требовало соблюдения бюрократического политеса: гарантийных писем, объяснений, зачем мне всё это надо, где я собираюсь публиковать копии снимков и, наконец, обязательства расплачиваться безналично. Замечу, что мне было сказано - платить за каждую отсканированную фотографию придётся 1000 р. плюс НДС, а альбом "весьма толстый". Последнее распалило моё любопытство, но заградительная цена меня озадачила. С кем эта библиотека работает? Впрочем, Россия по уровню коррупции располагается рядом с Нигерией, и я цинично рассчитывал сэкономить.

Ссылка | оставить комментарий {15} |

17. Пять дней свободы. Анонс

30-10-08 | 14:41

Примерно полгода назад, занимаясь мостами императорской ветки, на схеме окрестностей Царского Села в путеводителе 70-х я увидел обозначение двух линий обороны, которые проходили по речке Кузьминке. Естественно, я знал о противостоянии 1941-44 годов, и монумент с надолбами, землянками и окопами изучил ещё в детстве не как турист, а как местный. Поэтому линия времён второй мировой войны меня не заинтересовала. Но рядом с ней, точно по руслу Кузьминки шла зубчатая кривая, обозначенная 1919 годом. Я смотрел на неё и думал, что тихая речка Кузьминка на самом деле - непреодолимая преграда, так как течёт в глубоком и широком овраге, за которым Пулковские высоты - последний, а потому яростно обороняемый рубеж, отечественный Alamo перед открытыми юго-западными предместьями северной столицы. Разных солдат повидал Кузьминский овраг; все они спускались по его южному склону и окапывались на северном... Думаю, именно он объясняет то, что Царское Село в XX веке раз за разом утешительным призом доставалось всем, кто вёл на Северо-Западе России войну с большевистским режимом, становилось временным триумфом перед остановкой и грядущим разгромом. Так было с испанцами и немцами во вторую мировую, так было с казаками Петра Краснова в октябре 17-го, так случилось и с Белой Гвардией в октябре 1919. Никто из них не перешагнул через этот стратегический овраг...


Кузьминский овраг. Налево Петроград, направо Царское Село

Исследуя - вполне по-дилетантски - перипетии города, выстроенного на южной стороне Кузьминского оврага, я спрашивал себя: что бы я делал, если бы мне, с моими сегодняшними взглядами и опытом, довелось жить в Царском Селе в те времена? Имея убеждения, которые делают меня естественным и неперевоспитуемым врагом коммунистов? Приветствовал бы я Краснова в 17-м или, как записной интеллигент, выступил бы против "патриота и солдафона"? А в 19-м - ушёл бы, как Куприн, с Белой Армией в Эстонию или нашёл бы себе дореволюционную эмансипе в красной косынке? Перешёл бы на "ленинградский" берег Кузьминки и воевал бы против Голубой дивизии Фаланги в 1944 не исключительно по принуждению, а с мотивами, схожими с жертвенностью Деникина, который предложил Сталину помощь и готовность быть казнённым после победы? Как решить, когда белый генерал и доброволец армии Юденича Пётр Краснов во вторую мировую, так же, как в 17-м и 19-м, становится на южную сторону Кузьминского оврага, а белый генерал Антон Деникин - на северную? Кто хуже - Гитлер или Сталин? Думаю, покуда я терзался бы, что выбрать, чекисты или энкавэдэшники шлёпнули бы меня где-нибудь на барже в Финском заливе или на Левашёвской пустоши. И очень просто. Выбирать-то, собственно, не из чего.

Итак, кратким эпизодом освобождения Царского Села Северо-Западной Армией генерала Юденича в октябрьские дни я начал заниматься с полгода назад. Кое-что насобирал, хотя и не рискну сказать, что много. Эта заметка - анонс двух частей "Пяти дней свободы", которые последуют: первая, под названием "Хроника", - в ближайшие дни, а вторая, называющаяся "Memoria", - надеюсь, довольно скоро. За своими занятиями я не заметил, как сросся с северо-западниками и их несчастливой операцией "Белый меч", мне легко представить их - офицеров, солдат и вольноопределяющихся - стреляющих из английских винтовок по большевикам у хозяйственных корпусов Большого дворца между Екатерининским и Александровским парками, перескакивающих через железнодорожные пути у Царскосельского вокзала и бегущих к искровой радиостанции Антанты на старом ипподромном поле, палящих в Александровке вслед бронированному автомобилю с Троцким. Я думаю, что хорошо понял и чувства обывателей - от оторопи из-за схожести угроз в приказах генерала Пермикина, расклееных по городу, с языком большевистских декретов до восторга перед два уже года запретным звоном колоколов Софийского и Екатерининского соборов, от сумасшедшей надежды на возврат к человеческой жизни в России до безысходности из-за известий о поражениях и отступлении Белой Армии...

Для того, чтобы обозначить отрезок времени, который так или иначе описан в "Пяти днях свободы", я нарисовал календарь, в котором размером и цветом выделил эти самые важные дни для Царского Села, да и, наверное, для всей осенней кампании генерала Юденича:


Календарь надежд

Сегодня конец октября - 89-я годовщина этого календаря утраченных надежд солдат Северо-Западной Армии и жителей Царского Села. А ещё сегодня День памяти жертв политических репрессий - скверный день для всех старых и новых большевиков. Побольше таких дней... Но вот, собственно, анонс:



В финале этого странного текста, хочу сказать большое дилетантское "спасибо" трём людям, без помощи которых я не стал бы и подступаться ко второй части "Пяти дней свободы" - "Memoria". Спасибо вам,
- обитатель ЖЖ "geschichtler" (Историк);
- Сергей Геннадьевич Зирин, редактор журнала "Михайлов день" из Ямбурга;
- доктор Петер Вёрстер из Herder-Institut, что в городе Марбург.

Ссылка | оставить комментарий {5} |

18. Пять дней свободы. Хроника

03-11-08 | 21:27

Эта часть содержит хронику - переведённые фрагменты из публикаций в The Times и The New York Times второй половины октября 1919 года, то есть, времени "Календаря надежд". Я перечитал довольно много статей в газетах и журналах разных стран, продираясь иногда через малознакомые мне языки вроде португальского, прежде чем обнаружил, что первичны всё-таки тексты из уважаемых английской и американской газет, прочие же (не исключая Le Figaro) занимались перепечаткой и интерпретацией общедоступных депеш, поступавших из штаба Юденича и европейских дипмиссий в Ревель, Хельсинки и Копенгаген. Собственные же корреспонденты неподалёку от боевых действий имелись только у The Times и The New York Times (один даже был ранен). Осознав это, я решил ограничиться двумя "первичными" изданиями. Вот, кстати, педантичный коллаж из их headlines:


Фото 1. Генерал Юденич у ворот Петрограда. Заголовки The Times и The New York Times

Приводимые ниже отрывки я объединял в группы так, чтобы описать каждый из охваченных календарём дней. Это значит, что сообщение, относящееся, скажем, к 22 октября, я мог взять из газетного номера от 24 октября. Я стремился хоть в небольшой степени реконструировать события в Царском Селе, а также воссоздать контекст, в котором они разворачивались. Замечу сразу, что подробностей не слишком много - жаль, хотя и объяснимо - война, непроверенные слухи, сверхкраткие боевые сводки, дезинформация... В общем, я сложил всё, что было написано в те дни на страницах двух лучших в мире газет о Царском Селе и о делах, творившихся вокруг, и оставил как есть.

Иллюстраций в то время в газетах было мало, в основном рисунки: карты, портреты и карикатуры. Я собрал те, что сопровождали цитируемые публикации и включил их в мини-галереи, которые завершают хронику каждого описываемого дня. Кроме того, в эти галереи я поместил фотографии и другие изображения, которые посчитал подходящими "декорациями" для сообщений газет. Я старался не комментировать ни один из газетных отрывков, вся "творческая" работа оставлена на вторую часть "Пяти дней свободы" - "Memoria", здесь же своим голосом я озвучиваю лишь изображения в мини-галереях.

Ссылка | оставить комментарий {8} |

19. Пять дней свободы. Хроника (окончание)

03-11-08 | 21:32

22 октября 1919, среда (День 4)

The Times

Русский штаб сообщает, что танки, прибывшие вчера на фронт, приняли участие в атаке и захвате нескольких деревень к северу от Царского Села...

Тяжёлый бой начался сегодня вокруг Царского Села...

Армия генерала Юденича пока продвигается вперёд, хотя и медленнее. Сообщают о захвате Пулково и Горелово...

Сообщается, что большевики вновь контролируют Николаевскую железную дорогу, и что для противостояния генералу Юденичу проводится концентрация коммунистических войск из Москвы, Новгорода и с финляндской границы...

Когда началось контрнаступление красных, генерал Юденич оттеснил их и, пройдя через Павловск в восточном направлении, снова перерезал железную дорогу Петроград-Москва - на этот раз в Саблино, станции к северу от Тосно...

Битва за Петроград всё ещё продолжается в шести с половиной милях к югу от города...

Заявление о взятии Северной Русской армией (точнее, Северо-Западной армией - ФР) Красной Горки распространено сегодня штабом этой армии и передано в Хельсинки. Захват состоялся в понедельник после жестокого боя...

Британские корабли и аэропланы постоянно подвергают Красную Горку бомбардировкам...

В направлении Красной Горки эстонскими войсками начато наступление, которое развивается успешно. К утру белые войска подошли к форту примерно на пять километров...

По эстонским оценкам, на Северо-Западном фронте у большевиков 60 000 бойцов...

Беженка из Петрограда рассказала, что женщин отправляют копать окопы, а моряки-коммунисты насаждают послушание в Красной Армии...

Северо-Западное российское правительство готовится к взятию управления Петроградом в свои руки. Картофель закуплен в Эстонии, финские власти обеспечат поставки топлива...

Ссылка | оставить комментарий {14} |

20. Новые старые Романовские альбомы

08-12-08 | 20:32

Покуда собираются мемуары о добровольцах Северо-Западной Армии в Царском Селе, я решил написать короткую заметку о фотографиях семьи Николая II в развитие "Романовских альбомов" (смотри выше). Дело в том, что Joanna Wr из Канады оставила некоторое время тому назад три комментария к "Открытиям дилетанта" по поводу недавно "всплывших" снимков царя. Я написал Джоанне письмо, и в ответ меня буквально захлестнуло цунами интересных и нужных для моего занятия сведений: Джоанна исследует Царское уже много лет и делает это вовсе не по-дилетантски. Но здесь - о двух "фотографических" сюжетах, которыми она поделилась со мной.

Во-первых, по сообщению пропагандистского телеканала Russia Today, 27 ноября 2008 года стокгольмский аукционный дом Bukowski's продал неизвестному покупателю за 16 500 евро два альбома с фотографиями русской императорской семьи. Раньше эти альбомы принадлежали шведскому коллекционеру Брайану Ладбруку (Bryan Ladbrooke). Фотографии в течение 6 лет посылала ему Анна Вырубова, вытаскивая их из привезенных ею в Финляндию многочисленных альбомов. Сайт аукционного дома сообщает, что Ладбрук получал эти снимки в благодарность за присылаемую им Вырубовой периодику о жизни высшего света (например, "The Spheres, an illustrated newspaper for the Home"). Всего таким образом он насобирал 139 фотографий, и, насколько я могу судить, бывшая фрейлина расставалась не только с дубликатами. На страницах Романовских альбомах в Йеле есть пустые места со следами клея, а некоторые снимки в шведских альбомах выглядят уникальными. Пока что они лежат на сайте Bukowski's, но, на всякий случай, я перекачал их все в галерею "Открытий дилетанта", чтобы не пропали из открытого доступа.


Фото 1. Снимок из альбомов Ладбрука: Цесаревич Алексей со своими учителями Петровым и Жильяром в Царском, 1915 (подпись Анны Вырубовой)

Во-вторых, Джоанна сообщила, что Романовский альбом No. 1, который, как известно, отсутствует в Йельском архиве (там альбомы со второго по седьмой), Вырубова подарила королеве Луизе, а та завещала его принцу Людвигу. Теперь этот альбом хранится в Дармштадте. Вместе с этим фактом Джоанна переслала мне снимок, полученный ей от подруги из Финляндии по имени Мария (Maaria). Предположительно, он сделан в Выборге, и на нём Анна Вырубова изображена с тем самым - дармштадским - альбомом в руках.


Фото 2. Анна Вырубова в своей квартире в Выборге

Я благодарю Джоанну за эти ценные сведения, а также за то многое, что не имеет прямого отношения к Романовским альбомам, но очень важно для тех "Открытий дилетанта", что пока находятся "в процессе". Маленький приз ей - цитата о Вырубовой из умной и злой Зинаиды Гиппиус:

     "Аня зашла к нам на минуточку по делу. Это было между двумя её арестами: ещё не успели всё отобрать. Остались фотографии - целые громадные альбомы. И она пришла посоветоваться, где бы их сохранить от следующего обыска.
     Как всегда, смотрит ясно хрустальными - стеклянными глазами. По бабьей привычке прибедняется: "Что ж, мол, ведь я простая глупая женщина. Я по воле Божьей... Как Богу угодно..."
   Но вдруг, говоря о фотографиях, по-новому оживилась. Ведь всё снимки её путешествий... с государыней и государём. Много её собственных. Есть снимки очень редкие, на "Штандарте"...
   Это в первый раз говорит она о бывшем, о царской семье. Увлеклась воспоминаниями. Как все они мирно, скромно и беззаботно жили до войны! Гуляли, читали, чай пили, потом опять гуляли... Императрица любила рисовать, занималась рукоделием... Государь делал большие прогулки...
   Слушаю этот невинный рассказ, немножко страшный, - какая, подумаешь, идиллия! И опять мне не хочется, чтобы кто-нибудь спросил её о позднейшем, о войне, о Распутине. Жалко. Будет лгать, метаться, вывёртываться..."

Ссылка | оставить комментарий {12} |

21. Домой с любовью

12-12-08 | 22:16

Ищу-не найду любые свидетельства, письменные и устные, достоверные и сомнительные, от прабабушки и со старой открытки, обыденные и героические, прекрасные и ужасные - все подряд! - о пяти днях пребывания Белой Гвардии в Царском Селе в октябре 1919. Нужно собрать их в законченную картину и с любовью вернуть домой. Всё, что есть - присылайте, пожалуйста, на почту fedor.ragin собака gmail.com или пишите прямо в комментарии.



Desperately looking for any first-hand accounts (written or verbal) on the five days the White Soldiers of General Yudenitch occupied Tsarskoe Selo in October 1919, any kind of faded memories or old tales, words of mouth or violet ink lines, ancient family prides or horrors, any any raw data, bits and pieces needed to reconstruct the great event and to bring it back home with love. Use fedor.ragin at gmail.com or please write in "Comments" right here.

Olen etsimässä - enkä millään löydä, minkä tahansa tietoja tai todistuksia, kirjallisia tai suullisia, oikeita tai epäuskottavia, mummon tarinoita tai vanhan postikortin kertomuksia, arkillisia tai sankarillisia, hirveitä tai kauniita - ihan kaikki! - Venäjän Valkoisen Kaartin viidestä päivästä Tsarskoje Selon kaupungissa (Pushkin) lokakuun 1919. Nämä tiedot pitää kasata yhteen ja rakkaudella palauttaa kotiin. Pyydän, lähettäkää kaikki mitä löytyy osoitteeseen fedor.ragin at gmail.com tai kirjoittakaa suoraan forumille.

Estou a buscar desesperadamente todos os vestígios e testemunhos, de todas as fontes que fossem possíveis, dos 5 dias de estadia da Guarda Branca russa no Tsarskoye Selo en Outubro de 1919. Estou a tentar recrear o quadro inteiro e finalmente devolve-lo a casa. Se faz favor, mandem tudo o que tem, tudo o que pudessem encontrar nos seus cofres, ao meu email fedor.ragin at gmail.com, ou simplesmente escrevem nos campos respectivos dos comentários aqui mesmo.

Meklēju jebkuras apliecinājumus, rakstiski un mutiski, ticamus un apšaubāmus , no vecāsmātes mātes un no vecas atklātnes, ikdienišķus un varonīgus, brīnišķīgus un briesmīgus- visus pēc kārtas ! – par piecām atrašanas dienām Baltā Gvardija Caru Ciemā (Pushkin) oktobrī 1919. Nepieciešams viņus sakopot pabeigtā gleznā un ar mīlestību atgriezt viņus mājās. Viss, kas jums ir- sūtiet, lūdzu, uz e-pastu fedor.ragin at gmail.com vai rakstiet uzreiz komentāros.

Estoy buscando todos los testimonios, tanto escritos como verbales, confiables y inciertos, oriundos de una abuela o de una tarjeta postal antigua, ordinários y heróicos, belos y horribles – todo lo que fuera en su posicion – sobre los cinco dias de estancia de la Guardia Blanca en Tsarskoye Selo en octubre de 1919. Es necesario acumular los testimonios transformandolos en un cuadro completo – y, despues, volverlo a casa. Por favor, mandenlo todo lo que tienen a fedor.ragin at gmail.com o escriban directamente en los comentários.

Ссылка | оставить комментарий {2} |

22. Николай II, Фотограф

17-12-08 | 10:56

Это короткая заметка. Сегодня утром Джоанна прислала мне скан из книги Шарлотты Зеепват, на котором Николай и Александра изображены идущими по лесной дорожке. Снимок, считает Джоанна, сделан в одном из охотничьих угодий императора - Спале или Беловежи - около 1897 года.


Фото 1. "Государь делал большие прогулки"

Особенность этой фотографии в том, что на ней русский царь несёт в руке фотоаппарат Kodak. Многие пишут, что Николай увлекался фотографией (в смысле - фотографировал, а не только покровительствовал фотографам, таким как фон Ган и Прокудин-Горский, или по семейному наклеивал вечерами снимки в альбомы). Однако, ни на одной из сотен виденных мной фотографий, имеющих отношение к императорской фамилии, он не зафиксирован снимающим или хотя бы просто держащим аппарат. Теперь, благодаря Джоанне, этот пробел отчасти устранён.

Конечно, император с камерой в руке, это не император, командующий "Внимание! Снимаю!". Он мог попросту помогать Александре, поскольку руки у неё заняты зонтом и букетиком подснежников. Более того, я склонен думать, что так оно и было. Дама вышла из дома с фотоаппаратом, кавалер сорвал цветок и преподнёс ей, взявши камеру из её рук. Но всё-таки, но всё-таки...

Раньше, в комментариях к "Романовским альбомам", я оставил линк на собранную мной в галерею "Открытий дилетанта" серию снимков из частного Русского Национального Музея, которые приписываются Николаю II. Думаю, здесь уместно сослаться на эту галерею ещё раз.

Ссылка | оставить комментарий {8} |

23. Неоконченные стройки Империи

13-01-09 | 14:18

Речь здесь пойдёт о четырёх царскосельских проектах из тех многих, что были прекращены с отречением Николая II. Объединяет их местоположение. Сложись история России иначе, и пустынная местность, ограниченная Фермским парком, Императорской веткой и речкой Кузьминкой, которая предназначалась под эти стройки, выглядела бы неузнаваемо. Сегодня там поля сельхозакадемии, кем придётся занятые останки химического завода, грязный продмаг, ресторан, ТЭЦ, что-то с невообразимым именем "Каплист", и снова какие-то мастерские, кучи строительного мусора, разномастные домики садоводства... В общем, будь история другой, царские дела облачили бы эту часть города в билибинско-васнецовский стиль Фёдоровского городка, Ратной палаты и Императорского Павильона, и не возникла бы нынешняя картина мутировавшего "совка". Кроме того, содержание этого соседствующего с царской резиденцией участка было бы военно-духовно-медицинским - так диктовали пристрастия Николая и нужды Великой войны.

Первый проект - огромный комплекс казарм Е.И.В. 1-го железнодорожного полка. Вслед за построенными к началу войны каменными казармами, офицерским собранием и храмом Собственного конвоя и Сводного пехотного полка (Государёвым Фёдоровским Собором), к 1918 году должны были быть также возведены новые кирпичные - взамен деревянных - здания для офицеров и солдат, охранявших передвижения императорских поездов. В 1890 годах у царя имелось полтора десятка вагонов, безопасность же вполне успешно обеспечивал железнодорожный батальон. Через пятнадцать лет вагонный парк вырос до сотни, и батальон превратился в полноценный полк, которому стало тесно в нескольких бараках, стоявших вдоль Парковой дороги напротив станции "Императорский Павильон". Зодчий Владимир Максимов (о нём я писал в заметке Shrine) в 1915 году начал работу над проектом комплекса строений в неорусском стиле, развивая идеи, воплощённые Покровским и Кричинским в зданиях, которыми в 1900-1910 годах застраивалась холмистая местность на севере и востоке от Александровского парка. Первые эскизы (слава Богу, все рисунки Максимова по этому проекту сохранились) отражали довольно умеренную то ли смету, то ли фантазию заказчика: сооружения для военных железнодорожников предполагались солидными, но не более того. Вот как Владимир Максимов изображал комплекс в 1915 году (вид с пересечения Кузьминского шоссе и Императорской ветки - теперь это перекрёсток с Академическим проспектом):


Фото 1. Предварительный эскиз к проекту казарм Е.И.В. 1-го железнодорожного полка (В.Н. Максимов, 1915. Картон, гуашь)

Очевидно, со временем заказчик (его в отношениях с зодчим представлял дворцовый комендант) переменил мнение о масштабе проекта, и в окончательной высочайше одобренной редакции комплекс казарм царского железноорожного полка превратился в городок с большой церковью, очень высокой (около 30 метров) колокольней, четырьмя башнями и разнообразными зданиями, замкнутыми в периметр крепостной стены. При этом он раза в три превосходил бы подворье Фёдоровского собора - то, что называется сегодня Фёдоровским городком. Не все тогда были (и сейчас есть) в восторге от "кокошников с перебором" новорусского стиля, но, честно говоря, мне трудно представить в этих местах постройки в облике, например, конституционно-демократического северного модерна. Эту часть Царского Села начал обустраивать последний русский император, и она естественным путём приобретала вид, приятный его сердцу и глазу...

Ссылка | оставить комментарий {26} |

24. Инкогнито

18-01-09 | 12:58

В предыдущем посте я написал: "...Институт экспериментальной хирургии оказался за правой границей максимовского рисунка, увы. Даже здесь он сохранил своё визуальное инкогнито." Действительно, проекта Данини в пределах моей досягаемости не было, фотографии отсутствовали, а фундамент здания никто из живущих не видел. Значит, вопрос недостроенного военно-медицинского учреждения Российской Империи можно было закрыть. Или оставить открытым - как угодно.

Это было всего несколько дней назад.

И потому втройне удивительно то, что я обнаружил на далёком от линии "Открытий дилетанта" сайте http://centralsector.narod.ru почти сразу за публикацией "Неоконченных строек Империи". Читал я его просто так, из любопытства. Ресурс этот посвящён обороне Гатчины во второй мировой войне и в основном содержит мемуарные тексты. В основном, но не только.

В разделе "Разное" я увидел интереснейший для меня скан документа под названием "Панорама с Н.П. Пулково". "Н.П." - это наблюдательный пункт. Советский наблюдатель сидел где-то на Пулковских высотах, смотрел в трубу на Пушкин, на северной окраине которого окопались полки испанской "Голубой дивизии", и рисовал - рисовал, а не фотографировал! - открывавшийся ему мрачный пейзаж.


Фото 1. Панорама с наблюдательного пункта "Пулково"

На подобные рисунки наблюдатели и разведчики наносили ориентиры и детали оборонительной системы врага. На "пулковской" панораме таких деталей всего две, точнее, дважды повторённое обозначение "Передний край обороны противника". И всё, ни пулемётных гнёзд, ни орудий, ничего больше. Эта рисованная панорама, скорее всего, служила шаблоном и использовалась всё время, покуда окрестности были под снегом и выглядели по-зимнему. Думаю, это была зима 42-43 годов. Соответственно, тогда и был сделан рисунок.

Ссылка | оставить комментарий {28} |

25. Осколки экспериментальной хирургии

01-05-09 | 23:48

Февраль-март-апрель 2009 вышли чрезвычайно бурными и полными событий, что, однако, не помешало мне испытывать перманентный стыд за то, что не выполняю обещаний. В заметке "Инкогнито" осталась некоторая недосказанность, вернее, недоказанность: нужно было для завершения сюжета найти (с помощью лопаты) какие-нибудь материальные подтверждения того, что за северной границей Александровского парка до послевоенного времени существовало недостроенное - но весьма крупное - здание Института экспериментальной хирургии архитектора Данини, начатое в 1916 году, выведенное на 2-3 этажа и брошенное с приходом гегемона.

Наконец, в Labor Day, когда маргиналы отправились на демонстрацию, а сердцевина поехала на дачи и шашлык, мы упаковали Варвару - ей стукнуло 22 дня - в коляску, взяли сапёрные лопатки и пошли выполнять моё январское обещание, то есть, копать поле ЛСХИ на берегу Кузьминки за Ламской плотиной. Запустение и бесхозность зашли так далеко, что, добравшись до места, мы без труда вкатили детскую коляску под бахромой колючей проволоки прямо на поле сельхозинститута и разбили лагерь возле упавшего вяза на сухой прошлогодней траве. Метрах в ста из землянки выглянул гастарбайтер, идентифицировал нас как безопасных и скрылся восвояси.

У меня с собой имелся мещаниновский план, где было обозначено местоположение института, совпавшее и с моими триангуляциями из "Инкогнито". Для практических раскопок я очертил на этом плане зону нашего поиска (на языке чёрных следопытов - "гычу"):


Фото 1. Зона поиска артефактов



Фото 2. Зона поиска артефактов - Google Earth

Пройдя вдоль забора за тополиную аллею - туда, где должен бы был располагаться институт, - мы немедля обнаружили кирпичи, обломки белого камня и куски блоков цемента со щебнем внутри, лежащие на всей дистанции зоны поиска вдоль кромки засаженного какими-то тонкими кустиками поля. Причём до аллеи ничего подобного не наблюдалось, поле и его границы были чистыми. Белый камень при близком рассмотрении оказался туфом из пудостских карьеров, обычнейшим облицовочным материалом царских строек - от мостов Императорской ветки, о чём я писал раньше, до екатерининских Капризов. Некоторые куски туфа имели регулярные черты, и это, очевидно, значило, что их создала не ветровая эрозия. Кирпичи же были плотные, тяжёлые, без воздушных полостей, какие не делали в советское время. Без сомнения, все эти обломки были собраны здесь же на поле при распашке и посадке кустов (и чего они там выращивают??)

Ссылка | оставить комментарий {12} |

26. "Берегись, красный вор!". Анонс

04-05-09 | 19:58


Ссылка | оставить комментарий |

27. "Берегись, красный вор!"

07-05-09 | 18:37

Эта фотография сделана в Ямбурге 10 сентября 1919 года. На ней - стрелки 1-го батальона 6-го Талабского полка Северо-Западной Армии. До начала второго похода на Петроград остаётся один месяц.


Фото 1. Cabinet portrait, ателье "Юрiй Таммъ", Ямбург

Того, что стоит, зовут Андрей, он бывший учитель музыки и пения в Царскосельской Императорской Николаевской мужской гимназии, затем - с лета 1916 - слушатель краткосрочных курсов 3-й Петергофской школы офицеров военного времени, после чего - прапорщик Нарвского 3-го пехотного полка. После расформирования полка в начале 1918 года остался в Эстии, в то время как семья находилась в Царском Селе, на большевистской территории. В июне 1919 вернулся в Россию и поступил добровольцем в 3-й Талабский полк Северной Армии генерал-майора А.П. Родзянко, где был зачислен в 1-й батальон, состоящий в своей массе из рыбаков с Талабских островов Псковского озера. Пели они под его водительством на марше и на отдыхе, надо полагать, чисто, а вот в разговоре сплошь "цокали" по-талабски: "верёвоцка", "руцка", "пецка".

Тот, что сидит - Фёдор, он тоже из Царского Села, хотя и переехал туда с Васильевского Острова лишь перед Великой Войной, получив должность инженера-механика Царскосельской дворцовой электрической станции. Как и Андрей, в 1916 году окончил четырёхмесячный курс пехотных прапорщиков в Петергофской школе, после чего был направлен в Эстляндский 8-й пехотный полк, где и служил до осени 1917. Бежал от угрозы расстрела солдатским комитетом во Псков, затем устроился в Ямбурге. В июле 1919 был принят рядовым добровольцем в Талабский полк, сменивший в середине лета шифр с 3-го на 6-й. Северная Армия Родзянко также в это время была переименована в Северо-Западную Армию (СЗА), возглавил её генерал Н.Н. Юденич. Трое детей Фёдора и его жена остаются под большевиками в Царском Селе, с января 1918 о них ничего не известно.

Ссылка | оставить комментарий {10} |

28. Первый последний мост

13-07-09 | 20:23

Некоторое время тому назад житель Александровки написал мне, что между мостом-акведуком (трубой), что на Первом пути Императорской железной дороги и станцией Александровская имеется ещё один мост. Увы, я потерял это письмо, и не могу уверенно назвать имя писавшего (Сергей?..), но, так или иначе, получается, что свои дилетантские изыскания об императорских мостах (см. выше) я начал не с первого по хронологии строительства моста, а со второго. От пересечения бывшей дороги на Пулково (нынче - улица Редкое Кузьмино) и Первого пути, я повернул в поисках мостов направо, в сторону реки Кузьминки и станции Императорский павильон, но не даже подумал пройти налево, к вокзалу Александровки. Слишком уж незначительным по протяжённости показался мне тот участок железной дороги. И зря, потому что там был мост. Теперь я исправляю свою ошибку.

Ссылка | оставить комментарий {7} |

29. Einen guten Überblick

15-02-10 | 16:38

Удивительно, но 15 августа 1939 года, за две недели до начала второй мировой войны и почти за два года до начала войны Гитлера с Советским Союзом, над городом Пушкин и его окрестностями на высоте 7 км кружил германский самолёт-разведчик и вёл фотосъёмку. Надо полагать, с военной целью. Чем занимались те, кому "разум дал стальные руки-крылья, а вместо сердца - пламенный мотор" неизвестно. Может, и видели гада, да поделать ничего не могли - высоко! Шпион благополучно вернулся, откуда прилетел, и фотографии пошли в дело. Через 70 лет их обнаружил в сети муж сестры моей подруги (да-да, именно так), который до этого читал мои заметки о Царском Селе и знал, что я разыскиваю любые изображения Императорского пути. Он написал мне, что на нескольких снимках видны фрагменты царской железной дороги... Рассмотрев эти фото на сайте WWII Aerial Photos and Maps, я связался с его автором Джоном Кальвином (John Calvin) и попросил о дополнительных фотографиях с этой разведывательной миссии. Почти сразу добрый Джон прислал мне ещё три фото.

Денис и Джон! Это больше, чем отклик на мои просьбы. Это бесценный подарок: уникальные фотографии, на которых моё несчастное Царское Село предстаёт таким, каким никто его не видел. Всего 22 года прошло после Империи, и это значит, что облик города практически идентичен картам царского времени. На этих снимках имена опознанных объектов хочется подписывать с буквой "ять". На них Александровский и Баболовский парки не заросли ещё до состояния лесов, не перегорожена плотиной река Кузьминка, и к пригородным шоссе льнут погибшие в войну деревушки... И там же на центральной площади города лежит груда кирпичей от свежевзорванного Собора Святой Екатерины!

Но по порядку. Что я увидел из имеющего отношения к "Открытиям дилетанта"? Прежде всего - все три пути Императорской железной дороги. На этой комбинированной фотографии (немецкое разведывательное фото наложено на спутниковый снимок Google Earth) виден фрагмент Третьего пути, ответвляющегося от Витебской железной дороги в районе поста "16 км".


Фото 1. Третий путь у 16 км Витебской ж/д.

Объективы, делавшие снимки, очевидно, разные, и потому точное совпадение обеспечить невозможно, но, мне кажется, и так всё очень понятно. На пересечении Третьим путём ручьёв, текущих с Пулковских высот, видны два мостика - вроде того маленького, описанного в моей заметке "Императорские мосты". Увы, этих двух больше нет - их останки похоронены под стройкой новой дороги.

Ссылка | оставить комментарий {42} |

30. Топографическая шарада

28-02-10 | 20:23

Перебирая русскую тематику архива The New York Times за 1917 год, я обнаружил большую статью петербургского корреспондента газеты, в которой описывается жизнь царской семьи под домашним арестом в Александровском дворце. Статья состоит из нескольких сюжетов, один из них озаглавлен "Солдаты оскверняют могилу Распутина". Привожу его здесь:



Вот перевод:

"Затем корреспондент посетил могилу Распутина на краю оврага за пустынной нехоженой равниной, покрытой глубоким снегом. Могила укрыта в неоконченной деревянной часовне, которую поклонники монаха, при денежной поддержке бывшей Императрицы, планировали возвести над прахом Распутина.

Рядом с нефом часовни расположены полдюжины клетушек для странников, а ближе к задней части находится десятифутовая яма из которой революционеры извлекли тело. Часовню наполняют солдаты, некоторые из них пишут непристойности на бревенчатых стенах. Одна из надписей гласит: "Здесь лежал Распутин, гнуснейший из людей, позор династии Романовых, позор русской Церкви".

Читая это, корреспондент услышал громкие крики. Наклонившись к могиле, он увидел маленького смуглого солдата-сибиряка, пустившегося вприсядку. Солдаты сказали корреспонденту, что графиня Гендрикова по просьбе бывшей Императрицы предлагала охранникам большую сумму, чтобы те закопали могилу для предотвращения её дальнейшего осквернения."

Ссылка | оставить комментарий {33} |

31. Архитекторъ Владимиръ Максимовъ

06-03-10 | 18:12

В заметке "Shrine", ради которой поначалу и был затеян этот блог, упоминается книга А.Ф. Крашенинникова "В.Н. Максимов. Зодчий русского национального стиля". Она издана в 2006 году небольшим тиражом 3000 экземпляров и содержит уникальные фотографии об осуществлённых и несостоявшихся проектах архитектора в Царском Селе в 1910-е годы.

Здесь, в короткой записи, я помещаю лишь четыре снимка из многих фотографий этой книги: те, что заслуживают особого рассказа. Делаю это потому, что по этим четырём такой рассказ в "Открытиях дилетанта" уже состоялся, и они служат его дополнением. К другим ценным снимкам из книги Аркадия Крашенинникова я подступлюсь в будущих заметках.

Итак, фото 1 иллюстрирует посты "Shrine" и "Оцифрованная святыня". На нём три варианта путеводного фонаря к Пещерному храму Феодоровского собора, нарисованные акварелью. К сожалению, я могу опубликовать здесь лишь чёрно-белую репродукцию плохого качества, - оригинал хранится в неприступном архиве ГМЗ "Царское Село".


Фото 1. В.Н. Максимов, эскизы фонаря в виде звонницы, 1912.

Воплощение фонаря Максимова получилось другим, но при этом реальный объект вобрал в себя элементы из всех трёх вариантов, показанных на эскизе. Занятно, что на рисунках слева и в центре не видно фонаря как такового, он угадывается лишь под маковкой того архетипа, что справа. Значит ли это, что в предварительной проработке архитектор создавал прежде всего своеобразный киот - замысловатый, похожий на звонницу футляр для иконы или распятия, - в котором фонарь не играл главной роли, и только потом смысл постройки сконцентрировался в чёрном кованном светильнике на цепях?

Ссылка | оставить комментарий {6} |

32. Не то не там

14-03-10 | 16:18

Купил в магазине книжку об Анне Вырубовой "Верная Богу, Царю и Отечеству", составленную Ю. Рассулиным. В глянцевой вкладке с фотографиями обнаружил два снимка, на которых изображены Императрица с дочерьми и Вырубова во время их поездки в Ставку. С первого взгляда на них, я понял, что, полемизируя с версией М.Ю. Мещанинова о местонахождении храма преподобного Серафима Саровского в заметке "Топографическая шарада", использовал для поддержки своих аргументов неверно аттрибутированную фотографию. Конкретно, вот эту:


Фото 1.

Я подписал её "Императрица Александра Фёдоровна с дочерьми на тропинке, ведущей к храму", что, вижу теперь, было совсем неправильно. Ниже - снимки из книги о Вырубовой:


Фото 2. Императрица, Великие княжны и Анна Вырубова в Ставке Верховного Главнокомандующего.
Могилёв, ноябрь 1916.




Фото 3. Анна Вырубова там же.

Сопоставление вида людей и предметов, ясно указывают на то, что все три снимка из одной серии. Следовательно, источники, которые "шьют" фото 1 к истории о распутинской могиле в недостроенной церкви Серафима Саровского в Царском Селе, ошибаются. То же самое сделал и я, но теперь исправляюсь...

Разбираясь с неправильной фотографией, прочитал у Вырубовой о её стройке на опушке Александровского парка:

"...Единственно, где я забывалась, - это в моём лазарете, который был переполнен. Купили клочок земли и стали сооружать деревянные бараки, выписанные из Финляндии. Я часами проводила у этих новых построек..." (А.А. Танеева (Вырубова). Страницы моей жизни, гл. X.)

Это интересный, на мой взгляд, штрих к "Топографической шараде". Во-первых, весело узнать, что и сто лет назад финны продавали русским блочно-модульные бревенчатые строения. А во-вторых, слова Вырубовой точно указывают на то, что в комплексе расширяющегося из дома Пистолькорсов по Малой ул., 3 на северную границу Александровского парка Серафимовского лазарета-убежища, одновременно возводились несколько деревянных построек, а не один лишь храм. Таким образом, какие-то следы от всех этих работ и зданий могли сохраниться и быть видимыми к моменту аэрофотосъёмки в августе 1939.

Ссылка | оставить комментарий {14} |

33. Великая тихоокеанская мечта

05-04-10 | 14:26

Благодаря пролетарским писакам Ильфу и Петрову советские поколения знают, что Александр II назывался “Освободитель”, а Александра III именовали Миротворцем. Либеральный монарх Александр II дал волю крестьянам и автономию европейским окраинам Империи. При Александре III Россия “сосредотачивалась”, мудро избегая войн на Западе. При этом не слишком известно, что оба императора поощряли военное конкистадорство на Востоке. Русские организация и техника, отсталые в сравнении с западным соперником, в диком Туркестане были превосходны. “Белый генерал” Скобелев завоёвывал земли для “Белых царей”, устанавливал просвещённый имперский порядок. Министерство иностранных дел обеспечивало экспансию на среднеазиатском Востоке дипломатически. Гражданская публика с эротическим волнением и ужасом разглядывала туркестанские полотна Верещагина.


Василий Васильевич Верещагин, "После неудачи", 1867-73.

Русские военачальники в Средней Азии хорошо чувствовали этот общий настрой и пользовались им для приобретения славы и карьеры — вплоть до воцарения Николая II в 1894 году у них считалось хорошим тоном время от времени преподносить Санкт-Петербургу новые клочки территории, по своей инициативе захваченной у ханов и беков.

Ссылка | оставить комментарий {10} |